Зона безнадёжности

Dramatic Precious 3rd Stage – Hopeless Zone
Время по сюжету: 
1999 г., июль

Разрастается трехсторонний конфликт: между "Вайсс-2", Накацугавой и организацией Такатори, принося все больше потерь и смертей. 

Зона безнадёжности
Dramatic Precious 3rd Stage – Hopeless Zone
Дата выхода: 
08.1999

Драма "Зона безнадёжности". Читать и слушать.

Скрипт

Перевод с английского: 

Перевод на английский: Jey Kama
Благодарность за редактуру и первое размещение: Schuldig, Farfarello

Аудио-треки к драме

 

01 Prologue

 

Комната в отеле.

Женщина.  Хе-хе... какой ты нехороший... бросил меня вот так... Побыстрее, ладно? ...И не говори такого девушке...

Щелчок ножа.

Женщина.  Что это? А, нет, не надо... больно! Убери его, пожалуйста. Это что, шутка? Ты же просто шутишь!

Удар.

Женщина.  А-а-а!!!

Ещё удары.

Женщина.  А-а-а!!!

 

Открывается дверь, слышны шаги, на пол ставится тяжёлая сумка.

Адзами.  Что случилось, Аяме? Почему ты так съёжился?

Аяме.  ...Почему? Её недостаточно... Раньше меня это больше возбуждало...

Адзами.  Ладно, поторопись и прими душ. Положи свою окровавленную одежду в эту сумку.

Аяме.  Да...

 

Звук льющейся воды.

Из сумки вынимают инструменты. Женщина стонет.

Адзами. ...Хмм? Ещё жива?

Женщина.  Пожалуйста... пожалуйста, помогите... вызовите "скорую"...

Адзами.  Извини, но с такими ранами... Они приедут слишком поздно. Тем более что виновник - самый важный... товарищ... для меня в целом мире. Моя работа - убирать после него, так что я засуну тебя в эту сумку и вынесу из отеля.

Жужжание.

Адзами.  Это новейший акустический резак. Он почти беззвучен и оставляет мало крови. Прости, но, пожалуйста, лежи тихо.

Женщина.  Нет... пожалуйста... (Всхлипывает, потом кричит.) А-а-а!

Звук разрезаемой плоти.

 

 

02 - Открывающая песня

 

Sweet Nothing - Miki

 

 

03 - Sakura Perplexed

Канадзава. Парк Кенроку.
Суета туристов и звук льющейся воды.

Сакура.  Ая-тян, смотри, смотри! Это знаменитый маяк Парка Кенроку! Невероятно, правда? Ая-тян, встань вон там, я сделаю снимок!

Ая-тян (немного расстроено).  Ладно...

Сакура.  Что такое? Ты себя хорошо чувствуешь?

Ая-тян.  Да-да, прости. Просто мне почему-то грустно... Я думала, мы встретим здесь брата...

Сакура.  Я знаю...

Ая-тян.  Брат, должно быть... избегает меня...

Сакура.  Нет! Он бы не стал тебя избегать! Я знаю, что Ая-сан всегда думал о тебе. Если он кого-то и избегает, то меня...

Ая-тян.  Сакура-тян!

Сакура.  Я ничего не могу поделать, я только мешаю ему. В последнее время я стараюсь не думать о нём. Раньше я не могла никуда пойти и ничего сделать, не подумав при этом: "Ах, если бы только Ая-сан был здесь со мной..." - а теперь я начинаю забывать его...

Ая-тян.  Ну конечно. Прошёл уже год с тех пор, как ты его видела.

Сакура.  Да...

Ая-тян.  А! Ладно, давай сделаем снимок! Я возьму фотоаппарат; ты встань вон там. Давай, улыбнись. Улыбнись!

Щелчок.

Сакура (про себя).  Ая-сан, я боюсь, что забуду вас... Почему людские сердца так непостоянны? Я думала, мои чувства к вам никогда не изменятся, но, пожалуйста... Ая-сан... не заставляйте меня больше волноваться... Если так будет продолжаться, я... я...

 

 

04 - Twilight

Перед станцией Окаяма: трейлер цветочного магазина.

Ая (про себя).  Людские сердца меняются, и прошлое исчезает, как иллюзия... Сион, твоё существование, твой образ жизни были моей опорой. Но во что ты превратился...

Старушка.  Молодой человек, не подскажете, как пройти в Парк Гораку?*

Ая.  А? Парк Гораку... это за мостом, я думаю.

Старушка.  А?

Оми.  О... Парк Гораку! Вы можете доехать вон на том автобусе.

Старушка.  О! Спасибо.

Старушка уходит.

Оми.  Ая-кун! Почему ты послал её в направлении токийского Гораку, когда мы находимся перед станцией Окаяма?

Ая.  Прости, я задумался.

Оми.  ...О Сионе?

Ая (почти стонет).  Да...

Кен.  Ая, позволь мне спросить. Если бы он сражался с тобой серьёзно... ты бы выиграл бой?

Ая.  Неважно, выиграю я или проиграю; даже если я выиграю, я уже проиграл сам себе.

Кен.  А?

Ая.  Этому научил меня Сион… когда-то давно.

Оми (пытается их отвлечь).  Здесь слишком мало покупателей... Почему бы нам не переехать в Парк Гораку или ещё куда-нибудь?

Кен.  А как же Ёдзи?

Оми.  Он нас найдёт!

 

* * *

Киото: Гион. Вечер.
Сквозь толпу Ёдзи идёт к бару.

Ёдзи.  А?

Дверь бара открывается.

Аяме.  Э? О, это ты, Ёдзи.

Ёдзи.  Что происходит, хозяин? Вывеска не светится.

Аяме.  Я закрываю свой бар в Гионе. Бизнес идёт не слишком удачно. Так что сегодня я сам тут всё убираю.

Ёдзи.  Ясно... А где Адзами?

Аяме.  Он в Хиросиме, ищет местечко подешевле. Ёдзи, раз уж ты вернулся в Киото, не составишь мне компанию? Я тебя угощу.

Ёдзи.  А... я вас не обременю?

Аяме.  Так как Адзами нет, чтобы орать мне в ухо... Я знаю отличное местечко с хорошенькими девушками...

Ёдзи.  Э, нет, я... женщины...

 

* * *

Комната в каком-то отеле в Киото.

Ёдзи (довольно пьян).  У-у-у... чёрт, всё плывёт перед глазами... где я, чёрт побери? Я пил с хозяином... а потом хозяин... Хозяин? Где он?

Женщина.  В чём дело?

Ёдзи.  Что... ты тут делаешь?..

Женщина.  Мы с тобой в одной постели. Почему ты спрашиваешь, что я делаю, если ясно, что мы ничего не делаем?!

Ёдзи.  Э-э... О. Что-то со мной не то… у тебя лицо какого-то странного цвета…

Женщина.  Какая разница? Давай доведём дело до конца!

Ёдзи.  Д...да...

Женщина (страстный поцелуй).  М-м-м...

Ёдзи.  А? Не знаю, что происходит, но... Ну ладно...

Женщина.  А-а-а... А!

Ёдзи тяжело дышит.
Женщина тоже тяжело дышит.

Ёдзи (задыхаясь).  А... Аска..

Женщина.  А?..

Ёдзи.  Аска... Аска!!!

Он хватает её за шею и сжимает.

Женщина.  У-у-у да, да, души меня, ещё! Ещё!

Ёдзи.  У-у-у... Неет!!! (Тяжело дышит.)

Женщина.  Что случилось?

Ёдзи.  Я... Я не могу этого сделать...

Женщина.  Всё в порядке. Я люблю жёсткий секс.

Ёдзи.  Это совсем другое! Я... что я делаю? Я...

Он падает на пол.

Женщина.  Эй! Ты в порядке?

 

Ёдзи (просыпаясь). У-у-у… Я и раньше напивался... но никогда... никогда... так не вырубался. Где я?

Встаёт.

Ёдзи.  Это...

Трясёт женщину.

Ёдзи.  Эй... ты? Эй! ...Нет, она мертва. Нет! Этого не может быть! Но... неужели... я... я задушил ещё одну женщину... Это... это... не сон. Я это сделал... Я... Я... (Кричит.) А-а-а!!!

 

  • *. Парк Гораку – парк развлечений, луна-парк.

 

05 - Jealousy

Курасики: старый складской центр.
Тихие звуки.

Аяме.  Простите, что заставил вас ждать.

Риндо.  А, это ты, Аяме. Чем ты занимался? У нас не так много времени.

Сион.  Наша цель обнаружена.

Аяме.  У нас будет достаточно времени, если мы не увязнем в подготовке, как обычно.

Адзами.  Аяме, пойдём-ка со мной на минутку.

Аяме.  Зачем?

Адзами.  Просто пойдём!

Аяме и Адзами выходят из комнаты.

Риндо.  Эти двое сильно изменились, тебе не кажется?

Сион.  Тебя это беспокоит?

Риндо.  Не то, чтобы я о них беспокоюсь, просто, если они завалят миссию, у нас будут проблемы.

Сион.  Верно, профессионалам не позволено совершать ошибки... Эта психическая нестабильность, особенно у Аяме… Он так наслаждается убийствами…

Риндо.  Дело не в том, что он ими наслаждается. В последнее время я потерял способность чувствовать такие вещи... что-то вроде этой "ясности ума", о котором ты всегда говоришь.

Сион.  Хм. Просто у тебя нервы стали крепче.

 

Адзами (тихо говорит).  Аяме, ты не мог... один... пойти и...

Аяме.  ...убить кого-то. Почему не мог?

Адзами.  Почему? Что, если тебя выследят? Как ты избавился от тела?

Аяме.  Не нужно беспокоиться. Я не ребёнок. Я и сам могу о себе позаботиться. Вообще-то, Адзами, я думаю, ты меня ревнуешь.

Адзами.  Ч...что?

Аяме.  Ты думаешь, что сам я ни на что не способен. Ты всегда говорил, что пытаешься меня защитить, но, я думаю... может быть... тебе на самом деле нравится резать женские тела.

Адзами.  Нет... Я…

Аяме.  Хе-хе-хе-хе... Ха-ха-ха!!!

 

 

06 - Hostage

Перед станцией Окаяма: трейлер цветочного магазина.
Оми выходит из трейлера.

Оми.  У-уф.

Ая.  Как состояние Ёдзи?

Оми.  Не позавтракал, как обычно, и, как обычно, слишком много пьёт.

Кен.  Он занимается этим целую неделю?

Оми.  И он заперся в трейлере...

Кен.  Что ж, я не знаю, что происходит, но если от него не будет толку, придётся отвезти его в больницу.

Оми.  Кен-кун!

Ая.  Нет, Кен прав. Если так будет продолжаться, он просто сломается.

Цоканье высоких каблуков.

Оми.  А? Манкс!

Манкс.  Вы все здесь... верно?

 

Вместе: в трейлере.
Закрывается звуконепроницаемая дверь.

Ёдзи (стонет).  А-а-а...

Манкс.  Что случилось с Ёдзи?

Ая.  Он просто был болен пару дней. Пожалуйста, не волнуйся.

Манкс.  Ясно...

Оми.  Манкс, но я слышал, ты за границей?..

Кен.  Что случилось с Бирман?

Манкс.  У нас нет времени. Я собираюсь всё объяснить, так что, пожалуйста, сидите тихо и слушайте. И, пожалуйста, без вопросов.

Ая.  ...Понял. Начинай.

Манкс.  После того, как сражение с Эсцет было, наконец-то, окончено, для Вайсс стало меньше работы. Так что Персия решил, что отныне мы будем больше использовать Крашерс.

Кен.  Что?!

Оми.  Что ты имеешь в виду?!

Манкс.  Разве я не сказала... никаких вопросов?

Оми.  Да... но...

Манкс.  Так что... мы добавили несколько членов в Крашерс и решили больше тренировать их для оперативной работы. Меня назначили учить их. Полгода я... ездила по разным местам, где базировались команды Критикер. Я выбрала 58 новых членов, и мы тренировались на горной базе на Филиппинах. Однако три дня назад, ни с того ни с сего, я получила от Персии новый приказ: отобрать лучших учеников и немедленно вернуться в Японию...

 

Флэшбэк:
Штаб-квартира.
Шум электронного оборудования.

Электронный голос.  Узор сетчатки, образец голоса, отпечатки пальцев. Подтверждено. Кодовое имя... Манкс. Подтверждено.

Открываются тяжёлые двойные двери.
Цоканье высоких каблуков, дверь закрывается.

Манкс.  Командующий, что вам нужно?

Карасума.  Манкс, прости, что вызвал тебя так внезапно. Как тренировки?

Манкс.  Всё идёт хорошо. Ещё два месяца, и мы сможем опробовать их в действии.

Карасума.  Два месяца... Вам надо уложиться в один день.

Манкс.  Что?

Карасума.  Все члены Критикер в Хиросиме мертвы.

Манкс.  Как...!

Карасума.  В Хиросиме было 16 членов Критикер... и ни одного не осталось. И я... послал Бирман в команду Критикер в Курасики, чтобы помочь в расследовании, но... было уже слишком поздно. Штаб-квартира в Курасики уже уничтожена, и Бирман находится в руках противника.

Манкс.  Бирман... Кто же враг?

Карасума.  Команда Накацугавы.

Манкс (судорожно вздыхает).  Значит, группа Сиона?..

Карасума.  Они сидели тихо, пока мы сражались с Эсцет, но в последнее время они зашевелились. Посмотри. Я получил это послание на электронный адрес министерства юстиции.

Манкс.  "Во-первых, сообщите нам имена всех членов Критикер, Крашерс и Вайсс. Во-вторых, Карасума Ёсиро должен уйти в отставку и передать все полномочия Накацугаве Кёске. В-третьих, передайте реестры организации, а также тех, кто работает под прикрытием…"

Карасума.  Если мы выполним все 13 их требований, они вернут Бирман.

Манкс.  Но, господин Командующий!

Карасума.  Это полная чушь. Конечно, Накацугаве известно, что я никогда с этим не соглашусь.

Манкс.  Значит... это вызов?

Курасума.  Именно. Бирман знает организацию куда лучше, чем я. Она натренирована сопротивляться пыткам и сыворотке правды, но сколько она протянет... Я хочу, чтобы Крашерс спасли её и тех, кто пропал в ходе последней миссии. Поэтому я тебя вызвал. Ты можешь выбрать нескольких человек?

Манкс.  Я привезла с собой троих. Они молоды, им по 16-17 лет, но они лучшие в своём деле.

Карасума (благодарно).  Ясно.

Манкс.  Но наши враги - Сион и его люди. Если нам придётся действовать против них, пожалуйста, дайте нам разрешение убивать.

Карасума.  Вам разрешены любые незаконные действия. Основная задача - спасти Бирман... нет, точнее, предотвратить утечку информации от Бирман.

Манкс (срывающимся голосом).  Господин Командующий, я знаю, что вы... и Бирман...

Карасума (не высказывая никаких эмоций).  В данных обстоятельствах... это... не имеет значения.

Манкс.  Извините.

Карасума.  Манкс, ты моя единственная надежда.

Манкс.  Пожалуйста, предоставьте всё мне.

 

 

07 - Utsusemi, Kagerou & Yuugiri

Курасики. Горы Цуругата, храм Ати.

Манкс (рассказывает).  Покинув Карасуму, я отправилась прямо в Курасики. Я взяла с собой троих ребят, мы направились в храм Ати в горах Цуругата, возвышающихся над городом Сиракабэ.

 

Манкс.  Мы находимся в сердце декоративной зоны Курасики. Старый склад - база Критикер. Сейчас он в руках врага.

Уцусеми.  Инструктор, как вы думаете, почему они засели здесь? Похоже, они ждут нашей атаки.

Манкс.  О, конечно, они ждут. Цель врага - уничтожить нас. Если мы появимся отсюда, они встретят нас во всеоружии.

Югири.  Ловушка?

Манкс.  Посмотрите вокруг, днём здесь всегда полно туристов. При таких обстоятельствах мы не можем рисковать. Ночью толпа рассосётся, и я уверена, что они приготовят нам ловушки.

Кагеро.  Хе, чумовые ловушки - это наша специальность. Наши враги - банда дряхлых старпёров, верно? Это будет верняк.

Манкс.  Я молюсь, чтобы это было так. Значит, действуем, как на тренировках. Уцусеми…

Уцусеми.  Да!

Манкс.  Ты впереди. Кагеро…

Кагеро.  Да?

Манкс.  Нападай спереди. Отвлеки врагов и раздели их. Тем временем я вытащу Бирман. Югири…

Югири.  Да...

Манкс.  Наблюдай за всем через прибор ночного видения, и, если мы окажемся в опасности, стреляй в них. У нас есть разрешение, так что стреляй в голову.

Югири.  Есть! Я использую 5.56-миллиметровые пули с урановым сердечником. Они легко пробьют стены склада.

Манкс.  Хорошо. Это сражение, которого вы ждали... немного раньше, чем планировалось, но... быстрее вырастете.

Уцусеми, Югири и Кагеро (хором).  Есть!

 

Темнеет.
Перед складом.

Манкс (рассказывает).  С помощью различных приборов мы определили их местонахождение и детально разработали план. Потом наступила ночь, и назначенный час пробил.

 

Манкс.  Идём. Мы рассчитываем на тебя, Югири.

Югири.  Да! ...Э-э... Инструктор Манкс...

Манкс.  Да?

Югири.  Я... Я так счастлива участвовать в миссии вместе с вами!

Манкс.  Хе... больше не называй меня "инструктор". Мы - товарищи по команде.

Югири (радостно).  Есть!

 

Манкс (рассказывает).  Как планировалось, Уцусеми и Кагеро поспешили вперёд, а я проникла на склад.

 

На складе.
Короткая мелодия скрипки.

Уцусеми.  Что это?..

Адзами.  Давайте послушаем реквием, заупокойное богослужение!

Уцусеми нападает.
Свист бумерангов.

Уцусеми.  А!

Риндо.  И твоя судьба...

Он тасует колоду и вытаскивает карту.

Риндо.  "Смерть". Снова Мрачный Жнец?

Кагеро.  Это ты должен умереть!

Кагеро бежит, но за ним летит карта.

Кагеро.  А-а-а!

 

Манкс (рассказывает).  Не было ни единой ловушки. Враг сам по себе был слишком силён!

 

Удар бумеранга.

Уцусеми.  А-а-а! (Умирает.)

Карта разрезает воздух.

Кагеро.  А-а-а! (Умирает.)

Манкс встаёт с пола.

Манкс.  Бирман!

Бирман (с заткнутым ртом).  М-м-м!

Звук вынимаемой из ножен катаны.

Сион.  Ни шагу дальше.

Манкс.  Сион...

Сион.  Эрика. Нет, "Манкс". Давно не виделись.

Адзами.  Ещё живее, чем раньше.

Риндо.  Какая жалость, только встретились снова, и должны попрощаться.

Манкс.  Хе-хе... Полагаю, да.

Адзами.  Почему ты смеёшься? О-о-о... Ясно. Потому что у тебя есть ещё один человек.

Аяме.  Я принёс её с собой, видишь?

Стук головы, упавшей на землю.

Манкс.  Югири!

Аяме.  Хе-е. Югири, красивое имя. Хотя теперь это всего лишь голова, лицо всё равно красивое.

Манкс.  Ты...

Сион.  Ты нас недооценила. Я думаю, ты не могла по достоинству нас оценить, пока мы работали на Такатори Сюити, но мы прошли достаточно кровавый путь, пока не оказались здесь. Детишки без настоящего боевого опыта нам не противники.

Манкс.  Я вижу, вы изменились. У вас были такие хорошие намерения, когда вы сказали "мы не будем участвовать в разборках семьи Такатори", но теперь вы стали настоящими тварями.

Аяме.  Хе-хе... как эти "твари тьмы"?

Риндо.  Что ж, Манкс, давай предскажем твою судьбу.

Манкс.  Нет, спасибо. Я сама определяю свою судьбу!

Небольшой взрыв.

Аяме.  А-а-а... что это было?!

Адзами.  Пожар!

Шум, удар катаны, свист карт, стрел и бумеранга.

 

* * *

Перед станцией Окаяма: трейлер цветочного магазина.

Манкс.  Я сбежала, но я осталась одна.

Ёдзи.  Хе... хе-хе-хе-хе...

Ая.  Ёдзи?

Ёджи.  Хе-хе...

Шум, он пытается встать, но падает.

Оми.  Ёдзи-кун!

Ёдзи.  Значит... Адзами и Аяме... наши враги? Значит, хозяин... должно быть, всё время знал, что я враг... и мы так славно проводили время вместе... Хе-хе... Вот дерьмо. Настоящее дерьмо...

Оми.  Ты их знаешь?

Кен.  Я тоже с ними встречался.

Ая.  Сион, Риндо, Адзами, Аяме... Они наверняка давно следят за нами.

Оми.  И они похитили Бирман... Манкс! Мы пойдём и спасём Бирман!

Манкс (насмешливо).  Хе... не глупи. Трое, которых они убили, были специально натренированными спасателями. Вы - Вайсс. Работа Вайсс - только убивать.

Оми.  Нет!

Манкс.  Я поручаю вам миссию. Езжайте в Курасики... и закройте рот Бирман.

Кен.  А?

Ая.  Что?!

Оми.  Закрыть ей рот... Ты... имеешь в виду... Это смешно!

Ёдзи.  Разве наша цель - не группа Аяме?

Манкс.  У нас нет времени спорить. Вам не удастся победить даже одного Сиона. Сражения не получится, если Бирман будет связывать вас по рукам и ногам. Вы можете сделать только одно: проникнуть на склад, быстро убить Бирман и бежать. Это всё.

Оми.  Но... убить Бирман!..

Манкс (всхлипывает от боли).  Неважно, просто делайте, как я сказала! Если вы умрёте, я... (Падает на пол.)

Ёдзи.  Что случилось?

Кен.  Это... Это...

Оми.  Она вся в крови!

Ая.  Манкс, держись!

Манкс.  М-м-м...

Ая.  Это работа… Сиона и его людей?

Оми.  Мы... вызовем "скорую"!

Манкс.  Неважно... мои раны смертельны... и я это знаю.

Ая.  Ты... продержалась так долго...

Манкс.  Ая... Ёдзи... Кен... Оми... Вы - наша последняя надежда... Пожалуйста, не торопите свою смерть...

Ёдзи.  Манкс...

Манкс.  Оми... До сих пор я хранила этот секрет... Я должна тебе сказать...

Оми.  А?

Манкс.  Был один человек... которого Сюити-сан любил до самого конца...

Оми.  ...Тебя?

Манкс.  Хе... хе-хе... Нет... Кикуно... Твою мать...

Оми.  Что?!

Манкс.  Прежде, чем она вышла замуж за Такатори Рейдзи, они были влюблены... и даже после её замужества продолжали любить друг друга. Я узнала это... когда сравнила... результаты исследований ДНК, твои... и Сюити... они были такими, как я и думала...

Оми.  Что значит, как ты и думала? Манкс... Манкс!.. (Всхлипывает.) Манкс! Держись! Манкс!

Манкс.  ...Сюити-сан... Сюи...

Тишина.

Ёдзи.  Манкс... Ты потеряла свою жизнь, цепляясь за безнадёжную любовь...

Кен.  Мы... не можем оставить этих ублюдков в живых!

Ёдзи.  Да...

Оми.  Подождите... вы намерены сражаться? Но Манкс приказала...

Кен.  Ты собираешься следовать этому приказу?! Ты серьёзно думаешь о том, чтобы убить Бирман?! Если мы кого-то и убьём, то этих четверых!!!

Ая.  Кен, успокойся. Манкс была права.

Кен (презрительный смех).  Ха. Ая, я думаю, ты слишком боишься драться с этим Сионом. Но мне наплевать. Если есть вероятность победить, я готов попробовать. Я не могу позволить им дальше жить!

Ая.  Я не пойду на миссию с самоубийцами.

Кен.  Что?!

Оми.  Я не хочу убивать Бирман. Но нет смысла заканчивать жизнь так, как команда Манкс.

Кен.  Значит, ты считаешь, мы должны убить Бирман и убежать от этих четверых?!

Ая.  Нет времени на споры. Сначала мы должны добраться до Курасики.

Ёдзи (слабо).  Ладно. Начнём готовить трейлер.

Оми.  Ёдзи-кун, как ты?

Ёдзи.  Хе, я не спешу на тот свет. Но я также не собираюсь поджимать хвост, даже если меня могут убить.

 

08 - Stoic

Курасики. Склад.
Аяме: Хе-хе... Хе-хе-хе... Как поживаешь, Бирман? Почему тебе так не терпится умереть? Ладно, посмотрим, что мы сможем вытянуть из этого ротика.
Вытаскивает кляп.
Бирман вдыхает воздух.

Аяме: Говори, но, если снова попытаешься откусить себе язык, я вырву все эти белоснежные зубки. А если потеряешь сознание от боли, я воспользуюсь этим, чтобы выдрать твои коренные зубы.
Металлическое звяканье щипцов.
Аяме: И ты знаешь, что тебя ждёт кислота...
Бирман: А ты также знаешь, что пытки на меня не действуют.
Аяме: Хе-хе... Чего ты так упираешься? Из-за преданности? Или, может...
Бирман: Потому что я ненавижу тебя больше смерти, вот почему!
Аяме: Ха-ха-ха!! Бедняжка Бирман, так предана Карасуме. Он типичный правительственный чиновник, с женой и ребёнком. Как бы близко ты к нему ни подобралась, ты никогда не выйдешь за него замуж.
Бирман: А ты, конечно, знаешь, что чувствуют женщины? Мне известно всё о тебе и твоём отце. Ты вырос в психушке. И эта пластическая операция, когда тебе было двадцать...
Аяме: Заткнись! (даёт ей пощёчину)
Бирман: А!
Аяме: Если ты выдашь нам тайны вашей организации, мы уничтожим её, и всё вернётся на свои места. Но ты можешь ничего и не рассказывать. Кое-какие... "эксперты" были вызваны, чтобы спасти тебя... или, точнее сказать, чтобы закрыть тебе рот. Если мы их убьём, организация рухнет под собственной тяжестью. А для меня твоё упорство - источник вечного наслаждения...
Он бьёт её.
Бирман: А-а!
Аяме: Хе-хе... Остальные трое - джентльмены, но, к сожалению, я не такой.
Рвёт её одежду.
Аяме: Хе-хе-хе... Знаешь... я действительно восхищаюсь такими совершенными женщинами, как ты. Но... ещё больше я люблю рвать совершенных женщин на части...
Звук акустического резака.
Бирман судорожно вздыхает.

Перед станцией Курасики: в трейлере цветочного магазина.
Мелодия музыкальной шкатулки.
Открывается дверь, входят Кен и Оми.

Ая: Ну?
Кен: Дело ясное. Они находятся в туристском районе.
Оми: Мы осмотрели склад по периметру с помощью тепловизора, но...
Стук клавиатуры.
Оми: Посмотрите сюда. Единственный человек внутри, который не двигается.
Ая: Бирман?
Оми: Должно быть.
Кен: Ёдзи, что это за фигня?
Ёдзи: Ты раньше никогда не видел музыкальную шкатулку?
Кен: Ха, она красивая, но...
Ёджи: Давным-давно мы с Аской приезжали в Курасики... Я нашёл магазин... там продавали музыкальные шкатулки... Маленькие куколки танцевали, пока играла музыка... Потом, каким-то образом, они находили друг друга и прикасались друг к другу губами. Она заметила, что я остановился и смотрю на них... и заругалась. А потом рассмеялась. У неё была такая безмятежная улыбка... Мне... очень нравилось, как она улыбается...
Оми: Ёдзи-кун...
Ёдзи: Хе, простите. Вот что бывает после двухдневной пьянки. Начинаешь нести всякую чушь.
Раздаётся щелчок, и музыка замолкает.

Склад.
Бирман пытается не издать ни звука.
Аяме пыхтит.
Внезапно открывается дверь.

Сион: Аяме, остановись! (пытается схватить Аяме)
Аяме: Не трогай меня! Отойди! (бросается на Сиона с резаком)
Сион отшвыривает Аяме.
Аяме: А-а-а!
Резак падает на пол. Входят Адзами и Риндо.
Адзами: Аяме!
Риндо: Это... это ужасно...
Садится на корточки перед Бирман.
Сион: Как она?
Риндо: Ещё дышит, нужно остановить кровь. (отрывает полоски ткани и бинтует её раны)
Адзами: Аяме, я думаю, ты перестарался...
Риндо: Бирман – слабость Карасумы. Если ты её убьёшь, все наши старания пойдут прахом.
Аяме: Хе... Хе-хе. Почему вы все против меня? Я просто допрашивал её.
Сион: Тупой придурок! (даёт Аяме пощёчину)
Аяме: А?!
Сион: Я не собираюсь мешать тебе ходить, куда хочешь, и заниматься, чем хочешь, но во время миссии - совсем другое дело. Я не собираюсь работать с тем, кто запарывает свою работу из-за жадности!
Аяме: О-о-о, ясно! Ты не понимаешь, Сион, ты вечно болтаешь о просветлении, но меня просто достало сидеть и ждать в этой выгребной яме! Ты не будешь со мной работать? Ну и прекрасно!
Адзами: Подожди!
Аяме: Прочь с дороги! (убегает)
Адзами: Аяме... Сион, прости, но... я не могу его бросить. (убегает следом)
Риндо: Что будем делать? Если мы сейчас положим его в больницу, может, он протянет дольше... или, может, мы просто должны избавить его от страданий?
Сион: Оставь их, пока не прибыли наши противники.
Риндо: Эти щенки? Что мы будем делать, если они появятся прямо сейчас? Нас будет двое на четверых.
Сион: Даже в одиночку против четверых... Мы легко победим. Но нам в первую очередь нужно позаботиться об Аяме...
Риндо: Он не был таким, когда мы только начинали работать вместе...
Сион: Всё быстро меняется, а время летит, как стрела. Когда нет надежды на будущее, когда убийство следует за убийством, естественно, что его сердце обезумело. Но так упиваться кровью...
Риндо: С нашей работой на светлое будущее рассчитывать не приходится.
Сион: Верно. Я не хочу, чтобы нас уничтожили раньше, чем организацию Карасумы. (мягко) Мы должны как можно быстрее избавиться от мальчишек и вылечить Аяме. Он стал таким странным... До сих пор он сражался вместе с нами, как наш товарищ...
Риндо: Друг... я полагаю.

 

09 - Bloodythirsty Katana

Ночь. Узкая дорожка.
Шаги двух учениц колледжа.

Первая ученица.  Настоящая чёрная дыра.

Вторая ученица.  Это так непохоже на Токио. Лето, но так холодно!

Первая ученица.  Точно. У меня уже мурашки на коже! Э-э... Что это за звуки?

Вторая ученица.  А?

Свист летящего бумеранга.

Первая ученица.  А-а-а! (Падает, бумеранг летит обратно.)

Вторая ученица.  Юмико? Что случилось?

Снова летит бумеранг.

Вторая ученица.  Что?

Удар.

Вторая ученица.  А-а-а!!! (Падает. Бумеранг возвращается в руку Аяме.)

Аяме.  Хе-хе-хе... Ха-ха-ха-ха!

Адзами.  Аяме...

 

 

10 - Gunfire

Рядом с убежищем Вайсс-2.
Звук работающих электроприборов.

Оми.  Я только что проверил через тепловизор, там только три человека.

Ёдзи.  Значит, противников всего двое.

Кен.  Это наш шанс!

Оми.  Может, они это спланировали, чтобы заманить нас.

Ая.  Всё равно у нас нет другого выбора, кроме как войти.

 

На складе.
Они тихо подбегают и медленно открывают дверь.

Оми (в шоке).  Бирман!

Ёдзи.  А?!

Кен.  Что...

Оми.  Это ужасно... Они так сильно её пытали...

Ая.  Она... ещё жива....

Оми.  Что будем делать?

Ёдзи.  Я понесу её на спине.

Оми.  Но...

Ёдзи.  Наши цели - это твари тьмы. А не пойманные раненые женщины.

Ая.  Ёдзи!

Ёдзи.  Ты не согласен, Ая?

Ая.  Ты всё ещё слаб. Я сам её понесу. Кен, помоги мне.

Кен.  Ага.

Все помогают поднять Бирман на спину Ае.

Кен.  Ну как?

Ая.  Нормально. Пошли.

Звук тасуемых карт.

Оми.  А-а-а!

Риндо.  Прежде, чем вы уйдёте, как насчёт предсказания?

Кен.  Хе... Так они, наконец-то, явились. (Выпускает когти.)

Ёдзи.  Нам нужно вывести отсюда Аю!

Кен.  Знаю!

Сион обнажает катану.

Сион.  Ран... Ещё не поздно. Почему бы тебе не присоединиться к нам?

Ая.  Сион... Как вы могли... сделать такое с Бирман?!

Сион (с сожалением).  Это... была случайность.

Оми.  Случайность?

Ёдзи.  Где Адзами и Аяме?

Риндо.  А? Ха, нас двоих более чем достаточно.

Ёдзи.  Какая жалость. Я хотел поздороваться с Аяме!

Вылетает проволока.

Риндо.  Не спеши! (Бросает карты.)

Оми.  А-а!

Летят дротики.
Сион отбивает дротики катаной.

Кен.  Ая, уходи! (Бросается на противника.)

Сион.  Ран, подожди!

Катана встречается с багнаками, и Ая убегает.

Кен (ранен).  У-у-у!

Ёдзи.  Кен!

Проволока обвивается вокруг катаны.

Сион.  О-о-о?

Риндо.  Это не сработает!

Его карты перерезают проволоку.

Ёдзи.  А-а!

Оми.  Ёдзи-кун! (Бросает дротики.)

Сион.  Прочь с дороги. (Ранит Оми.)

Оми.  А-а-а!

Летят карты, дротики и проволока, звенят катана и багнаки.
Среди звуков битвы слышны голоса.

Бирман (мягко).  Ая... Ая...

Ая.  Бирман?

Бирман.  Пожалуйста, дай мне пистолет... Дай мне свой пистолет...

Ая.  Что?

Бирман.  Ты ведь всегда... носишь пистолет 22-го калибра?.. Хотя у меня остался всего один палец... этого достаточно, чтобы нажать на курок...

Ая снимает пистолет с предохранителя.

Ая.  Только не задень Кена и остальных!

Бирман.  Хе-хе... Моя цель ближе, чем ваши. Ая... Мне так жаль.

Ая.  А?

Бирман.  Я лгала вам... Конечно, я знала о группе Сиона. Замыслы Накацугавы, цели Такатори Сайдзё... пока всё это не прояснится, начальник велел не говорить правды...

Ая.  Потом поговорим!

Бирман.  Да... Живите... живите дальше. Защитите его... Умоляю, защитите Карасуму Ёсиро!

Выстрел.

Ая.  Бирман!!!

Ёджи, Кен и Оми (хором).  А?!

Сион.  Она выстрелила себе в голову?!

Риндо.  Какая же ты сильная, Бирман!

Ая опускает Бирман на пол.

Ая (потрясённо).  Прости меня... Нашей силы не хватает ни на что... (Стреляет из пистолета.)

Ая.  Сион!!!

Выстрелы.

Сион и Риндо (хором).  А?! (Убегают с линии огня.)

Ая.  Ёдзи, Кен, Оми, бегите!

 

Там же: снаружи.
Разбивается окно.

Ая.  Разделимся на две группы!

Кен.  Ая, подожди! Врагов тоже двое. Нам конец, если они нас найдут!

Ая.  Эта миссия завершена. Мы не получали приказа их убивать.

Кен. Проклятье...

Летят карты.

Оми.  А-а-а!

Ая.  Идём!

Они разделяются на две группы.

 

Ёдзи и Кен бегут по тротуару.

Кен.  А?! (Внезапно останавливается.)

Ёдзи.  Проклятье, мы здесь не пройдём!

Риндо.  Может, судьба на что-то намекает.

Кен.  Риндо!

Риндо бросает карты.

Ёдзи.  Получай! (Сбивает карты проволокой.)

Ёдзи.  Бежим!

Кен.  А-а-а!!!

Они бегут к Риндо.

Риндо.  О-о! (Отпрыгивает.)

 

В туннеле под горами Цуругата.

Оми.  Если мы выйдем из туннеля, окажемся в жилом районе!

Ая и Оми бегут, шаги отдаются эхом.

Ая.  Подожди...

Они останавливаются.
Слышен звук медленно вынимаемого из ножен меча.

Ая.  Сион...

Оми.  Засада? Но как?

Сион.  Хе-хе... Большая разница в опыте. Тот, кто имеет дело с тьмой, умеет бегать во тьме. Особенно, когда ход ведёт на главную улицу.

Ая.  И ты собираешься с нами драться?

Сион.  Хм... Я бы хотел быть твоим противником, но это вряд ли.

Ая.  Я не собираюсь сейчас с тобой драться. Две женщины отдали жизни ради нас. Я не могу не выполнить их предсмертное желание.

Оми.  Вот!

Летят несколько дротиков.
Сион отбивает их все.

Сион.  А?!

Ая и Оми бегут обратно.

Сион.  Ха... Всё это бесполезно. Вы не сможете сбежать из этого города.

 

 

11 - Requiem - Prayer for the Dead

Горы Цуругата, храм Ати.

Кен.  А? Что там наверху?

Ёдзи.  Там должен быть храм. За этим лесом.

Он входит на кладбище.
Звук акустического резака, разрезающего плоть.

Кен.  Ёдзи...

Ёдзи.  Да, я слышу...

Падают кости.

Ёдзи.  Адзами...

Адзами.  А? О, это вы...

Ёдзи.  Что... ты делаешь?

Адзами.  Ну... это...

Кен (глядя на кости).  Они все... человеческие?

Снова слышно жужжание резака.

Ёдзи.  А хозяин?

Адзами.  Да, он здесь. Аяме, Ёдзи и Кен пришли.

Аяме (рассеянно).  О? А, добрый вечер.

Кен (бормочет).  Ничего себе добрый вечер.

Адзами.  Хм? Вы ранены. Вы встретили Сиона и Риндо?

Ёдзи.  Что вы здесь делаете? Вы... кого-то убили?

Аяме.  Хе-хе, да. Я убил. Их всех. Всех этих девчонок. Всех тро…

Адзами.  Всех пятерых.

Аяме.  О, пятерых? Извините, я сейчас не очень соображаю.

Кен.  Что происходит? Разве не мы ваши цели?

Адзами.  Это не часть миссии.

Аяме.  Ага. Это не работа. Это хобби.

Кен.  Хобби?

Адзами.  Иногда, ни с того, ни с сего, Аяме хочется убивать женщин. Прежде это происходило раза четыре в год, и ему хватало. В последнее время это случается раз в неделю.

Кен.  Тогда... он просто как убийца?

Аяме.  Ну, не "как". Я бы сказал, именно убийца.

Ёдзи.  Значит... это ты убил ту женщину, которая была со мной?

Аяме.  Хе-хе-хе... А что? Разве ты не задушил её по пьянке?

Ёдзи.  Я... Я... пытался, но остановился.

Аяме.  Да, но ты предоставил мне отличную возможность. Я знаю, ты хотел убивать женщин, как и я, но ты не сделал последнего шага. Поэтому я пригласил тебя в тот вечер, чтобы ты сделал этот шаг... Чтобы освободить тебя от мирского здравого смысла и так называемой морали, я также добавил наркотик в твою выпивку. Он был очень дорогой. Но ты всё равно остановился на полпути, а ты знаешь, как женщин бесит, когда ты останавливаешься посередине.

Ёдзи.  Значит, ты хочешь сказать, что ты закончил работу за меня?

Аяме.  Ага. Это был отличный шанс освободить тебя.

Ёдзи.  Освободить?! Ты хочешь, чтобы я стал просто убийцей, как ты?

Аяме.  Ладно, ты же всё равно умрёшь. Конечно, ты понимаешь, что мы вас убьём. Я просто хотел позволить тебе перед смертью осуществить твоё желание. Я думал, что ты именно этого хочешь.

Ёдзи.  Хозяин... ты не прав...

Аяме.  А работу убийцы ты считаешь более правильной?

Ёдзи.  А?

Аяме.  Ты не думаешь, что убивать женщин ради развлечения - это более человечно?

Кен.  Действительно. Это имеет смысл.

Ёдзи.  Нет! Что за чушь ты несёшь?! Ты просто убиваешь невинных женщин!

Аяме.  Невинных людей не бывает. Цели Вайсс - это просто... люди, немного более грешные, чем все остальные. Эти пять женщин, разбросанные здесь, просто - люди. Если я не убью их сейчас, лет через пятьдесят они сами умрут от старости или от болезни. Тут не о чем беспокоиться. Мы, убийцы, никогда не живём долго, так что не нужно колебаться.

Ёдзи.  Нет...

Адзами.  Ты хочешь сказать, что он не прав? Но ты в этом не уверен... Если бы ты был уверен, ты бы сказал прямо.

Ёдзи.  Я...

Адзами.  Позволь мне кое-что объяснить. Мы уже перешли границу, отделяющую нас от другого мира.

Ёдзи.  Другого мира?

Адзами.  Это мир без возврата, мир убийц с бессмысленными жизнями. Если ты сможешь окончательно в это поверить, тебя ничто не остановит. В этом мире имеют значение только твои желания.

Аяме.  Хе-хе-хе... Когда я вступил в Вайсс, я верил, что уничтожаю свои цели ради правосудия. Разве это не смешно? Конечно, эта вера исчезла. Потом... мне захотелось убивать помимо миссий. У меня было это чувство и до того, как я присоединился к Вайсс, но, конечно, я ничего не предпринимал. Но, когда я присоединился к Вайсс, когда я начал убивать, больше не было причины сдерживаться. Я наконец-то понял, что... я свободен. Свободен! Раньше я подавлял свои желания, но теперь я был свободен ото всех обычных пут. Падать глубже и глубже сквозь ад, попробовать пронзить дно насквозь, вот где настоящий рай!

Кен.  Хе... Хе-хе-хе...

Ёдзи.  Кен?

Кен.  Аяме, я вроде как понимаю, что ты пытаешься сказать.

Адзами.  Если понимаешь, тогда ты можешь быть счастлив. Хе-хе... Вообще-то, до недавнего времени я тоже считал, что прав. Я избавлялся от тел, чтобы спасти Аяме в его безумии. Но Аяме сказал мне: "Тебе нравится резать женские тела", и, наконец, я понял. Вот так... придя сюда с Аяме, я понял, что мне это нравится. Да, даже это...

Он разрезает труп.

Адзами.  Я этим наслаждаюсь...

Ёдзи.  Я - член Вайсс. Убийца. Я понимаю, как вы стали тем, кем стали, но... У меня свои убеждения. Женщины хрупки и нуждаются в защите. Те, кто причиняет боль женщинам, - мои враги!

Адзами.  Ясно. Ну, раз ты говоришь, что мы враги, всё становится проще... Ёдзи, это наша вечеринка. Давайте послушаем реквием, заупокойное богослужение!

Летят стрелы.

Ёдзи.  А! (Уклоняется.)

Аяме атакует.

Ёдзи.  А-а!

Кен.  Ёдзи!

Аяме.  Я уже насытился сегодня ночью, так что я не в настроении убивать, но теперь пора работать. (Бросает бумеранг.)

Кен.  А-а!

Бумеранг возвращается.

Кен.  У-у!

Кен падает на землю.

Кен.  Ёдзи, что будем делать? Надо убираться отсюда!

Ёдзи.  Если хочешь, беги, а я не собираюсь!

Кен.  Кто сказал, что я хочу?!

Адзами.  Даже если бы ты хотел, бежать некуда!

Летят стрелы.
Ёдзи бросает проволоку, она обвивается вокруг лука.

Адзами.  О-о!

Проволока натягивается.

Ёдзи.  Адзами! Я думал, что твоя любовь к женщине глубже, чем у кого бы то ни было!

Адзами.  Это не значит, что к любой женщине. Я люблю только одну женщину, и мне плевать на остальных!

Проволока рвётся.

Ёдзи.  А-а!

Он падает, и Адзами стреляет в него из лука.

Адзами.  А ты? Разве ты не ненавидел женщин?

Ёдзи (едва успев уклониться).  Я ненавижу только себя, за то, что не смог спасти женщину, которую любил. Я обернул свой гнев против неё, хотя должен был ненавидеть себя. Я так жалок!

Слышен свист стрелы Адзами и летящей проволоки.
Бумеранг пролетает рядом с Кеном.

Кен.  У... У-у-у....

Бумеранг ранит Кена в руку.

Кен.  А-а-а!

И ещё раз.

Кен.  А-а-а!

Бумеранг возвращается к своему владельцу.

Аяме.  Не пора ли снести тебе голову?

Подбегают Ая и Оми.

Оми.  Ёдзи-кун! Кен-кун!

Ая.  Кен! Нападай, пока они отвлеклись!

Кен.  А? Верно!

Аяме.  А-а?!

Кен подходит к нему вплотную.

Аяме.  У-у...

Кен.  Ну что? Твой бумеранг бесполезен, когда я близко!

Наконец, он ранит Аяме.

Аяме.  У-у-у!

Адзами.  Аяме!

Проволока обвивается вокруг шеи Адзами.

Адзами.  А-а-а?!

Ёдзи.  Так ты действительно что-то чувствуешь к Аяме. Уже слишком поздно!

Удар багнаками.

Аяме.  А-а-а!!!

Кен.  Умри!!!

Адзами.  А…АЯМЕ!!!

Проволока рвётся.

Ёдзи.  Ч...что?!

Багнаки глубоко погружаются в плоть.

Аяме.  А... Адзами...

Адзами.  Аяме...

Оми.  Он... принял удар на себя...

Адзами.  Хе-хе...

Кен убирает когти.

Аяме.  Ты... как ты мог причинить боль Адзами! А-а-а!!!

Кен.  А?!

Летит стрела, и Аяме падает.

Аяме.  А-а-а....

Кен.  Оми...

Оми.  Вы в порядке?!

Ёдзи.  Адзами... Аяме...

Все собираются вокруг упавших Адзами и Аяме.

Аяме.  Идиот... Адзами, ты тупой идиот... Если бы ты из-за меня это не сделал, ты бы точно победил...

Адзами.  Хе-хе... мне это не нужно... Я... всегда... тебя...

Аяме.  Хе-хе... "всегда"... так это потому, что для тебя... я ... навсегда остался той маленькой... девочкой с косичками?

Ёдзи.  Девочкой?

Аяме.  Хе... Хе-хе... Да, девочкой. Я родился девочкой. Нет, это не совсем так. У меня всегда было сердце мальчика, но тело девочки...

Кен.  Тело?

Ёдзи (внезапно понимая).  Значит, единственная женщина, которую любит Адзами...

Аяме.  Это так глупо... это мужское тело... но я никогда не мог... быть с женщиной...

Ёдзи.  Поэтому ты их убиваешь?

Адзами.  Не говори так!!!

Он с трудом поднимается на ноги.

Ая.  Ёдзи!

Оми.  Осторожно!

Адзами (нежно).  Хе... Хе-хе-хе... Я не прощу никого, кто причинит боль Аяме... Он не сумасшедший... Прежде, чем присоединиться к Вайсс, он не хотел убивать женщин. Это случилось, когда тот человек... Такатори Сюити, сделал ошибку, пригласив его вступить в команду...

Он снова падает.

Ёдзи.  Адзами...

Аяме.  Адзами, ты знаешь, что это ты сумасшедший? Следовал за мной, стал убийцей вместе со мной и, наконец, умираешь здесь...

Адзами.  Мне всё равно... пока я с тобой.

Аяме.  Адзами... Если бы ты был женщиной...

Адзами.  Мне... всё равно, мужчина ты или женщина...

Аяме.  Глупый...

Адзами.  Хе... Я знаю... Я идиот.

Долгое молчание.
Появляются Сион и Риндо.

Риндо.  Адзами! Аяме!!! ...А!

Сион.  Они мертвы... Ран!

Ая скрипя зубами, достаёт свой меч.

Сион.  Подожди... это они... все эти тела здесь...

Ая.  Очевидно.

Сион.  И они проиграли вам...

Ёдзи.  Нет... Они убили сами себя, наконец-то поняв друг друга...

Сион.  Ясно... Что будем делать, Риндо?

Риндо (всхлипывая).  А что тут поделаешь? Проклятье… Из-за этого я не хотел заводить друзей!

Сион.  Хе-хе... Светает... Ран, это эгоистично, но давай пока отложим нашу дуэль. Я хочу оплакать своих друзей.

Оми.  Надо же, вы переживаете.

Риндо.  Что?!

Кен.  Идём, Ая. Никто из нас сейчас не хочет драться.

Ая.  Верно. Сион, эта дуэль...

Сион.  Да.

Ая, Кен и Оми уходят.

Ёдзи.  Адзами... Я проиграл тебе. Я любил женщину... не так сильно, как ты... (Уходит.)

 

 

12 - Финальная песня

Epitaph

Материал был размещен ранее на сайте weisskreuz.ru

Раньше по сюжету

Аудио-драма Куклы не плачут

<<

>>

Дальше по сюжету

Аудио-драма Жизнь без мечты